случайный попутчик
Делай что должно, и будь что будет.
День рождения театр «Красный факел» отметил премьерой. Спектакль по трагедии великого французского драматурга Пьера Корнеля «Иллюзия» поставил известный российский режиссер Филипп Григорьян.
Поставил в своем авторском стиле кэмп, когда преувеличенная театральность
доведена до китча, игра соседствует с трагедийностью, а гротеск перерастает в абсурд.
Здесь все иллюзия, и разобраться в этом хитросплетении зрителю предстоит
самостоятельно. Постановщики (помимо режиссера есть еще драматург-постановщик Ольга Федянина и художник по костюмам Влада Помиркованая) раздают карту-программку, где честно предупреждают, что либретто – лишь путеводитель по театральному лабиринту, но он не помешает зрителю заблудиться в этом лабиринте, вне времени и пространства.
Театральное пространство - и правда вне времени. Поэтический текст 17 века
воспринимать всерьез сложно, но Григорьян высокопарный поэтический язык классической трагедии не абсолютизирует. Как в хорошем современном клипе, его герои говорят одно, а показывают другое. Признание в любви звучит как угроза, смирение оборачивается бунтом. И чтобы зритель воспринимал всю эту феерию как единое целое, режиссёр задействует все современные технические возможности – видеозапись и видеотрансляцию, поворотники сцены и микрофоны всех видов…
Экран, на котором идет записанное действие, словно окно в неизвестность, царит над чёрной сценой. Но чернота сцены – лишь занавес, и в нем открывается дверца или крышка - цветной грот, в котором идёт действие. Картинки сменяют друг друга - то это холл гостиницы, то бар, привычный гостиничный туалет или вдруг - райский сад, из которого оказывается изгнана горничная Лиза Ирины Кривонос…
Но волшебная шкатулка открывается не на полный разворот, и если вы захотите увидеть все – берите билеты в середину первых рядов. Издалека на огромной чёрной сцене вы вряд ли что-то разглядите, кроме, пожалуй, Максима Мисютина, который весь спектакль выступает в роли тапера.
Кинематографическая ассоциация рождается сразу, потому что первое, что видит зритель, - небольшой экран. И уже на нем Придаман жалуется другу на тревогу за сына, которого сам же изгнал из дома…
Придаман заслуженного артиста России Владимира Лемешонка – этакий настоящий полковник, суровый и аскетичный. Он прямолинеен и категоричен, но вот тут, на глазах у зрителя его категоричность трещит по швам. Потому что - сын все-таки.
Трещит, но не сдается. И порой в овале своего экрана Придман застывает – не то памятником себе прошлому, не то иконой категоричности.


Друг Дорант (Олег Майборода) соглашается помочь, приглашает знакомого волшебника и тот готов показать безутешному отцу, как ныне живет изгнанный Клиндор. И на сцене появляются персонажи…

Очаровательная фея в шляпке и с длинным мундштуком – Алькандр в исполнении Константина Телегина.
Еще один отец - финансист Жеронт (народный артист России Игорь Белозеров).
Классический типаж героя 90- х годов, только малинового пиджака не хватает. Он тоже памятник, застывший и суровый. И тоже не понимает и не хочет понять свою дочь Изабеллу, которая тоже от него сбегает. Круговорот отцов и детей…
В Изабеллу влюблены и богач Адраст, одобренный ее отцом, и бывшая «звезда сериалов» Матамор. Но она выбирает бедного слугу Клиндора, которого любит и ее горничная Лиза.
История Корнеля традиционна и классична - влюбленные пытаются обмануть всех, но им мешают. Весь спектакль – это резьба и инкрустация на прекрасной, удивительной, загадочной шкатулке.


Узоры затейливо переплетаются, переходя один в другой, блеск золотого костюма Матамора, который здесь – отставной артист сериалов, переходит в золото задника райского сада, к которому стремится влюблённый Адраст Ильи Музыко. Классический современный мальчик-мажор , он настолько убедителен в своей игре, что ничуть не раздражают стихи, которыми вынужден по законам жанра драматургии 17 века говорить персонаж.
Лиза Ирины Кривонос – скромная горничная, на глазах перевоплощающаяся из обиженной несчастной женщины в мстительную страшную ведьму, а потом вдруг в красавицу – наперсницу…


Напыщенный Матамор с челочкой доктора Спока из «Звездного пути» - заслуженный артист России Андрей Черных смешон и безумно трогателен в своем бахвальстве. Ему не нужен Клиндор – он сам прекрасно умеет убеждать себя в любой чуши. Ему не нужна и Изабелла - просто герою положено иметь возлюбленную, вот он и выбрал себе ту, что готова ему подыгрывать. Он прекрасен в своей завершенности и абсолютен в самовлюбленности. И потрясающе стабилен – как только его мир дает
трещину, он тут же покрывает ее позолотой. Изабелла не любит? Ну и ладно.
Клиндор полотенцем замахнулся - ой, не надо, он всех прощает! Уже ушел! Величаво и плавно, прямо как Мальволио Табакова в старом фильме…
Клиндор случайно убивает соперника, его сажают в тюрьму, но Лиза помогает Изабелле и Клиндору сбежать в новую жизнь...
Счастливые влюбленные начинают новую жизнь. Но она как-то не складывается. Клиндор заскучал и завел роман с соседкой. Изабелла его застает почти на месте преступления и упрекает.


Раскаявшийся Клиндор готов покончить с изменами, но тут приходит похожий на Адраста наемный убийца с возгласом: «Я вернулся!»
В шкатулке Григорьяна вообще много аллюзий и ассоциаций. Загадка Клиндора (Сергей Богомолов) разыгрывается в обрамлении музыки из «Твин Пикса», наемный убийца - с повадками терминатора, постаревшая и потерявшая огонь Изабелла (Екатерина Жирова) гуляет в шляпке и с манерами а-ля Надежда Крупская…
Юный посланник Кексик, отсылающий к графу Вишенке из недавней премьеры «Чиполлино» (Сергей Майборода).
Золотая инкрустация, потрясающие узоры. Эти узоры можно рассматривать
бесконечно.
Но вот шкатулка распахивается – Клиндор убит, потрясенный Придаман просит спасти его….
- Это всего лишь спектакль, все на свете иллюзия, - объявляет Константин
Телегин, снимая вычурную шляпку феи. Убитый Клиндор восстает, артисты кланяются.
Спектакль закончился. Шкатулка захлопывается, можно начинать заново
рассматривать узоры на крышке.